News Feeds:

| Печать |

climate09.02.2021 г.
ИНТЕРВЬЮ Переговоры по климату нужно вести «лицом к лицу» – мнение эксперта

Эти декларации стран об углеродной нейтральности – пусть это лишь декларация, даже, может, без детальной дорожной карты –они очень важны.

Алексей Кокорин, Руководитель климатической программы WWF в России

Возьмет ли Россия обязательство добиться к середине века углеродной нейтральности, как это сделали ряд стран? Удастся ли США вернуть роль лидера в борьбе с изменением климата? И как вести переговоры в преддверии ноябрьского саммита ООН по климату в Глазго в условиях ограничений, вызванных COVID-19? Об этом Елена Вапничная поговорила с руководителем Климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) в России Алексеем Кокориным.

Вчера глава ООН Антониу Гутерриш обратился к странам мира активно готовиться к очередному саммиту по климату, который должен пройти в ноябре в Глазго. Саммит был запланирован на 2020 год, но его пришлось перенести из-за пандемии COVID-19. Все же в декабре, по инициативе Великобритании, состоялась виртуальная встреча, которую называли «мостиком» к Глазго. Ее результатом стало формирование так называемой Коалиции за углеродную нейтральность. Чтобы удержать повышение глобальной температуры в пределах 1,5 градусов Цельсия, нужно добиться того, чтобы к середине века объемы эмиссий парниковых газов не превышали объема их поглощения природой. Насколько важны заявления ряда стран о готовности достичь «нетто нулевых эмиссий» – ведь это лишь добровольные декларации намерений?

АК: Эти декларации стран об углеродной нейтральности – пусть это лишь декларация, даже, может, без детальной дорожной карты (кроме, как у ЕС) – они очень важны. Вот, взгляд из России был такой: ЕС что-то хочет наверстывать, бежать вперед, а мы подождем, мы будем со всеми остальными поджидать. А теперь совсем другая ситуация, теперь в той же середине века [обязуются добиваться углеродной нейтральности] Япония, Канада, Южная Корея, США, фактически – новая администрация ведь сказала, что США вернулись в Парижское соглашение по климату.

Но что не менее, а, может быть, и более важно, это то, что Китай, Бразилия и Казахстан заявили об углеродной нейтральности в районе 60 года – пусть это, как у Бразилии, с какими-то гигантскими финансовыми оговорками. Это уже следующий уровень рассмотрения.

А это говорит о том, что в общем-то мир действительно будет двигаться к углеродной нейтральности, и это не какая-то прихоть Европейского союза, а глобальный тренд. Вот это очень важный момент. Ну, конечно, нас в WWF в России очень порадовало заявление Казахстана. Казахстан, во-первых, принял очень серьезные, действительно сильные цели на 2030 год – это безусловно достойно похвал, и заявил о движении к углеродной нейтральности к 60-му году.

Надеюсь, что Россия последует этому примеру. Во всяком случае, вчера вышел указ президента об усилении деятельности в сфере экологии и климата. Это указ институциональный, организуется очередной совет и пр., там нет чисел, но цели, которые там прописаны, текстовый вариант, совершенно корректны, правильны.

ЕВ: Генеральный секретарь призвал представительства ООН по всему миру создавать площадки для переговоров – это все происходит сейчас в виртуальном формате, но, как я понимаю, он настаивает на том – безусловно, при соблюдении предосторожностей – чтобы эти переговоры в преддверии 26-й конференции по климату проходили в таком личном формате. Насколько Вы считаете это важным?

АК: Это кардинально важно. Он очень прав. И на примере России, на примере деятельности WWF в России, я вижу это очень наглядно. Потому что, когда дело касается так называемой «полевой» активности – расширить границы заповедника, построить мост через какую-нибудь реку, чтобы егеря могли добираться до охраняемой территории, купить «уазик» – для этого личных встреч не надо, для этого достаточно виртуального пространства. Когда же нужно договариваться о такой тонкой материи, как изменение климата, обмениваться всевозможной информацией, в том числе и полуофициального характера (пусть она не секретная, но она и не официальная) – это очень важно.

Мы в России обычно три-четыре раза в году собирали экспертов, причем с открытыми дверями. Там были представители органов власти – пусть не самого высокого уровня, там были и представители бизнеса, экспертного сообщества, неправительственных организаций. Это тот случай, когда представители «Гринписа» и «Роснефти» могли сидеть за одним столом и не ругаться. Потому что ведущий говорит: У нас не тот формат, у нас формат не «ругаться», а «договариваться».

Попробовали сделать такое мероприятие в июне в Zoom – ничего не получилось. Для этого нужно личное общение, пусть даже это будет что-то гибридное, придут не 30 человек, а придут пятеро – если в том или ином регионе разрешено встречаться пятерым – но это надо делать. То есть, в зависимости от того, что в какой стране и в каком регионе страны разрешено.

Вот, в частности, WWF организовал три лекции по изменению климата. Мы давно обещали это сделать в регионах: во Владивостоке, на Камчатке и в Горно-Алтайске. Было обязательное условие, чтобы это был хотя бы «гибрид», чтобы в зале находились хотя бы преподаватели. И так оно и было во Владивостоке и на Камчатке. А вот в Республике Алтай оказалось, что там гораздо меньше заболеваний COVID-19, там все благополучно. При соблюдении тех или иных мер и полутора метра дистанции там можно собирать любое количество человек. Соответственно, там было почти сто человек: и ректор, и студенты, и преподаватели. Конечно, это было очень хорошо, это пример того, что всеми силами надо обеспечить личное общение, всеми силами.

ЕВ: И последний вопрос: как Вы думаете, удастся ли администрации Байдена вернуть США «в климатическое русло» в качестве полноценного активного партнера и лидера, может быть, каким эта страна была при Обаме, например?

АК: Это несколько вопросов. Во-первых, наряду с руслом политическим, есть русло экономическое, из которого США никогда не выпадали: никто, никакой президент, не может вытолкнуть бизнес США из траектории низкоуглеродного развития. Это продолжалось и при Трампе. Другое дело, что это идет с большей или с меньшей скоростью. Я думаю, что сейчас, конечно, это ускорится. Темпы будут набраны такие же, даже выше, потому что объективно условия для этого есть.

Другой момент – это финансовая помощь, климатическое финансирование для наиболее слабых уязвимых стран, чтобы они могли тоже «перейти», и путем адаптации, и путем низкоуглеродного развития. Это вопрос очень сложный, и пока мои коллеги из WWF США не могут дать однозначного ответа.

То есть, понятно, что будет лучше, что США будут более активны, безусловно. А вот смогут ли они стать лидером – это довольно сложный вопрос, потому что на эту роль претендует Европейский союз, безусловно. На эту роль, пусть со своим уровнем дипломатичности, претендует Китай, безусловно. Позволят ли они США стать лидером, когда они тоже хотят занять эту нишу?

Но, я думаю, что, если у нас будет в хорошем смысле слова такой «трехглавый климатический дракон» – это хорошо, поскольку, как говорил Змей Горыныч, одна голова хорошо, а три лучше.

 
envproblems
energy
erergy-fresh
ge
energy2012

geo5

tree
Copyright © 2021. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH