News Feeds:

| Печать |

deripaskaОлег Дерипаска:
Экологическую реформу надо начинать с чистого листа

За последние двадцать лет Россия вступила в новый этап экономического и социального развития.

Проведены фундаментальные преобразования в экономике, выработаны и закреплены новые позиции страны в международных отношениях, растет и развивается гражданское общество. Практически заново создана правовая система.

При всех проблемах и трудностях мы все же перешли к новому, современному типу взаимодействия между государством и обществом.

Граждане стали полноправными субъектами хозяйственных и имущественных отношений. Переход от централизованной системы хозяйствования к свободной хозяйственной деятельности породил новые отношения между гражданами и государством.

Но при этом есть сферы правовых отношений, где все осталось унаследованным из прошлого, и не самого лучшего прошлого. Я говорю сейчас об экологических отношениях.

Было бы неверным утверждать, что изменения совсем обошли эту сферу стороной. Созданная на закате советского времени система экологического права многократно перекраивалась, менялся перечень функций и полномочий государства в этой области, наделялись определенными возможностями органы местного самоуправления.

Однако попытки построить разумное экологическое законодательство были хаотичными и фрагментарными, а потому неэффективными.

В результате стихийного нормотворчества различных ведомств сложилась чрезвычайно запутанная и противоречивая система экологического права. На сегодняшний день она включает более тысячи слабо связанных между собой нормативных актов, которые включают несколько сотен плохо определенных правовых понятий. Около двух сотен понятий не определены вовсе, оставшиеся определены с логическими ошибками. Это создает предпосылки для экологических конфликтов, которые заведомо не могут быть разрешены правовыми методами.

Попытки залатать дыры в экологическом законодательстве только усложнят существующую систему и приведут к еще большей путанице.

Дело в том, что базовый закон об охране природы, своего рода «экологическая конституция», федеральный закон №7 «Об охране окружающей среды» построен на совершенно бессмысленной, абсурдной концепции «нулевого воздействия». Закон предполагает, что промышленность должна производить блага без каких либо изменений окружающей среды. Очевидно, что это абсурд, открывающий простор для злоупотреблений и коррупции.

Предъявляемые к предприятиям требования в большинстве случаев выполнимы только при условии... закрытия этих предприятий. Бессмысленно требовать от промышленной зоны заповедной чистоты, также как бессмысленно строить национальный парк в центре Москвы.

Применительно к предприятиям речь должна идти не об экологии вообще, а об экологии промышленной. Любое промышленное производство связано с изменением окружающей среды. И задача законодательства – не запрещать воздействие, а определять приемлемый для общества уровень этого воздействия, исходя из комплекса факторов – технологических, экономических, социальных.

Такого законодательства сейчас нет, но оно необходимо. Рационально регулировать работу предприятий – означает добиваться от них реального снижения негативного воздействия, не занимаясь примитивным шантажом и не порождая коррупцию.

Попытки «латания» и «консервативного лечения» действующей системы управления в сфере экологии и экологического права совершенно бесперспективны, так как сфера экологических правоотношений нуждается в комплексной целевой реформе, подобной проведенной Минэкономразвития России комплексной реформе экономических правоотношений.

В сфере экологии такая реформа не была проведена, и в результате сложилась противоречивая система-химера, уродливый гибрид, в рамках которой и граждане и предприятия в хозяйственных отношениях являются субъектами права, а в экологических отношениях субъектами права не являются, остаются объектами административно-командного произвола, подчиненными бездумным хотениям различных ведомств.

Государство по-прежнему выступает не как регулятор экологических правоотношений, а как администратор. Между тем, административные методы хороши там, где варианты действия в принципе жестко ограничены, например, в дорожном движении. Правила дорожного движения нарушать категорически нельзя – тут и договариваться не о чем.

Совсем другое дело – промышленность. Предприятие не может не оказывать воздействия на окружающую среду, ведь сам факт производства благ для общества меняет среду необратимо. Самые бескомпромиссные экологи и чиновники «от экологии» не живут в норах и не ходят босиком. Они приходят домой и включают электрическое освещение, открывают краны с водой, греются за окнами со стеклопакетами... А ведь за этими привычными бытовыми удобствами стоит промышленность, колоссальная инфраструктура добычи сырья, выработки энергии, производства машин и механизмов, создания конечных изделий и средств потребления.

Поэтому мы говорим - нужен рациональный, разумный договор, согласие между предприятием и обществом. Настоящий договор, не связанный надуманными и порождающими коррупцию нормативами, а основанный на экономической необходимости, учитывающий возможности сторон, устанавливающий их ответственность; не требующий различных откровенно коррупционных процедур, а предусматривающий открытое, прозрачное для общества согласование с опорой на научно-технические знания и инструментальные данные.

Если мы желаем действительно снизить воздействие производства на окружающую среду, надо отказаться от попыток «постепенного» улучшения действующей системы экологического регулирования. Такие попытки ни к чему не приведут – система прогнила насквозь. Более ста тысяч человек, не производя ничего, не создавая никакого общественного блага и не делая ничего полезного для состояния окружающей среды, живут и кормятся от «экологического» пирога. Между тем, в каждом предмете быта, в каждом куске хлеба заложена весомая доля стоимости, идущая на кормление «экологического» чиновника.

Подправлять прогнившую систему бессмысленно. Нужно набраться смелости и начать реформы с «чистого листа».

Первым шагом в этом направлении должно стать признание обществом необходимости разумно договариваться, рационально оценивать баланс хозяйственных нужд и интересов сохранения окружающей среды. А для этого и граждане и предприятия должны стать субъектами экологического права, а не объектами административного произвола. В нашу жизнь должны войти региональные экологические советы, экологический арбитраж, и даже экологический суд. Это должно стать правовой реальностью.

Следующий шаг – создание Экологического кодекса, который создаст новые правоотношения в этой области, определит экологические понятия и задаст рамки базовой экологической стратегии России.

Кодификация экологического законодательства сформирует государственную систему ценностей в сфере экологии, которая будет учитывать интересы всего общества - жизнеобеспечение граждан, рентабельность предприятий, задачи социального и экономического развития, безопасность и жизнеспособность страны в целом.

март 2012 г.

 
envproblems
energy
erergy-fresh
ge
energy2012

geo5

tree
unea


unea4

air.

bef2018

nwb2016

cop21

sport
rio20vr
paint
Copyright © 2019. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH