News Feeds:

| Печать |

cop2415.12.2018 г.
Алексей Кокорин о конференции в Катовице: принятые правила допускают самый лучший для России вариант

Участникам 24-й сессии сторон Рамочной конвенции ООН по изменению климата, которая завершилась в Катовице, удалось договориться о конкретных путях выполнения Парижского соглашения. Его главная цель – удержать потепление на уровне не выше двух градусов.

Заключительное заседание пришлось откладывать почти десять раз, а началось оно с бурных аплодисментов: уставшие от бессонных ночей, но довольные успехом делегаты праздновали победу.

«То, что ожидалось достичь, в достаточной мере достигнуто», - прокомментировал итоги конференции ее участник, руководитель Климатической программы Всемирного фонда дикой природы в России Алексей Кокорина. С ним побеседовала Наргис Шекинская.

НШ: Был момент, когда казалось, что может быть провал?

АК: Нет, такого момента, пожалуй, не было. Это, скорее, сгущение красок средствами массовой информации. Конечно, было достаточно неприятно, когда множество требований наиболее слабых и уязвимых стран отвергались. С другой стороны – взносы в «зеленый» климатический фонд, другие финансовые обещания и высказанные позиции вполне положительные.

НШ: Чем пришлось поступиться?

АК: Наиболее уязвимые страны настаивали на том, чтобы было отдельное финансовое «окно» по потерям и ущербам – по тем потерям, к которым уже невозможно адаптироваться. Если ваш остров заливает водой, то адаптироваться вы к этому не можете – можете только переселиться. И логично иметь к этому отдельное «окно», потому что если у вам есть вероятность что-то потерять, то вы можете это застраховать. А те или иные страны могут привлечь частные страховые компании. Но если потери у вам произойдут наверняка, то вы этого сделать не можете. Это очень разумная аргументация того, почему это должно финансироваться отдельно, специально.

С другой стороны, развитые страны, страны, которые выделяют финансы, явно не хотели «плодить» окна, создавать добавочный канал получения средств. Равно как и были категорически против того, чтобы указать, какие суммы, какие сроки будут. Компромиссом было то, что развитые страны согласились на систему отчетности – как они докладывают о выделенных средствах, а те, что получают – отчитываются, на что они потрачены. Одновременно те или иные страны, в частности Германия и Япония, объявили о внесении в Зеленый климатический фонд пол полтора миллиарда долларов примерно. Франция, Норвегия, Финляндия заявили о выделении средств. Даже Россия заявила о выделении пусть скромных, но добровольных средств: в Зеленый климатический фонд и в специальный фонд РКИК. Это очень важно и символично. Это признание высокого авторитета и полезности работы РКИК как научного форума, что в свете выхода доклада про полтора градуса, который многие критиковали, очень важно. Хорошо, что Россия жто сделала.

НШ: Россия довольна, чем эта конференция закончилась?

АК: Думаю, что в целом да. Потому что Россия, смотрите, в стороне от главного финансового противоречия, главной финансовой проблемы – это выделение денег наиболее развитыми странами и получение наиболее уязвимыми. Россия – добровольный донор. Поэтому объективно мы чуть-чуть в стороне. Если же посмотреть на правила, то хоть правила фактически приняты, но довольно много оставлено на 2019 год. Это очень важная для России вещь. И правила допускают самый лучший для России вариант, но и допускают, что в 2019 году будут введены те самые ограничения, когда, например, лесные российские проекты не смогут участвовать как проекты механизма устойчивого развития Парижского соглашения. Это говорит о том, что принятые решения - это хорошая основа, безусловно. Но те дьяволы, которые могут закрасться в детали, которые будут проясняться в 2019 году, они очень серьезные. И тут надо серьезно работать.

Я бы добавил, что очень обсуждался вопрос об усилении целей стран. Особенно на этом настаивали наиболее уязвимые государства и это понятно. Тот путь, по которому сейчас идет мир, - это увеличение глобальной температуры воздуха где-то на 3 - 3,2 градуса по сравнению с уровнем доиндустриального периода – второй половины девятнадцатого века, совершенно не устраивает эти страны.

А крупнейшие страны, где объективно меньше риск, меньше ущерб, пока считают это развитие более или менее удовлетворительным. И вот этот конфликт, конечно, был очень острым. Но ведь так быстро национальные планы стран не изменятся. С другой стороны, все-таки дан толчок изменениям. Значительное число стран, причем не только слабых, но вполне развитых, включая Норвегию, Великобританию, Германию, заявили, что они всерьез будут подходить к пересмотру целей.

Я думаю, что настало время и пересмотра целей России. За три года, которые прошли с тех пор, как она составляла их, утекло много воды. У нас сейчас другая ситуация со сланцевым газом, другая ситуация с ценами на возобновляемые источники энергии – довольно много объективных экономических факторов. У нас Россия уже немножко иначе развивается, появились более сильные планы по энергоэффективности. Так что вполне пора планы корректировать, в том числе и в России.

 

Биоразнообразие Воздушная среда Здоровье Земельные ресурсы Климат Опустынивание Стихийные бедствия Горные районы Лесные ресурсы Полярные районы Пресноводные ресурсы Прибрежные и морские зоны Экосистемы   

Новости 2018 * Новости 2017 * Новости 2016 * Новости 2015 * Новости 2014 * Новости 2013 Новости 2012 * Новости 2011 * Эконовости ООН Новости ЮНЕП * Новости МПР 
Новости Росприроднадзора * Новости Роснедра * Новости Росводресурсы * Новости Росгидромет

Конвенции и соглашения по окружающей среде * ООН и экологическое право  

 
envproblems
erergy-fresh
ge
energy2012

geo5

tree
unea

bef2018

wed2018v.

nwb2016

cop21

sport
rio20vr
paint
Copyright © 2019. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH